Общество. 4 июля 2016, 16:00
Фотохроника Великой Отечественной войны. Фото: Из альманаха "Победители"
Победители

Александра Бордачева: Мы по трое суток не выходили из землянки, не спали ни днем, ни ночью

Великая отечественная война глазами медсестры фронтового госпиталя

4 июля 2016, SakhalinMedia. Биография ветерана Великой Отечественной войны Александры Бордачевой занесена во всероссийский сборник "Солдаты XX века". Она награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью "За оборону Сталинграда". В Сталинграде, Курске, Варшаве, Праге женщина, невзирая на свои страхи, помогала раненым и оказывала им медицинскую помощь. Сейчас она живет в Корсакове с внучкой и правнуками. Рассказ Александры Бордачевой продолжает серию публикаций в рамках проекта ИА SakhalinMedia "Победители".

В медицину – по приказу

…Когда началась война, было мне 19 лет. Отправили меня на краткосрочные курсы медсестер. Мама переживала, как я буду работать. Я крови боялась. Если палец порежу – обязательно в обморок упаду. Но ничего. На практике, когда хирург операцию делал, мы обычно стояли вокруг. Лавочки, стулья подставляли, чтобы лучше было видно, а я обязательно падала в обморок. В коридор меня вынесут, или я сама выползу, посижу, подышу, но все равно назад вертаюсь. Хирург головой мотает, дескать, не заходи! А я все равно иду, и так постепенно привыкла...

Александра Бордачева

Александра Бордачева. Фото: Из альманаха Победители

Сталинград

…Как-то делали операцию, ампутировали солдату ногу, и так он кричал: "Не режьте, не отнимайте ногу!" Так плакал... Когда разрезали вкруговую, я ничего, еще смотрела. А потом чувствую – падаю... Дай, думаю, выйду. Вышла, постояла на улице, и опять пошла. Вот так и привыкла. А куда деваться? Раненые нас благодарили, а как же. Мне бы не дали медаль за Сталинград, если бы я к ним плохо относилась. Говорили: "Спасибо, сестричка"... Сталинград – это самое тяжелое было. Мы по трое суток не выходили из землянки, не спали ни днем, ни ночью. Работали...

Фронтовые дороги

…Из Сталинграда мы отправились на Курск, помню, как там страшно бомбили. Оттуда двинулись в Польшу – Ужгород, Варшава, потом была Чехословакия, Прага... Так наш эвакогоспиталь передвигался за фронтом до самого Кенигсберга...

Фронтовые будни

...Это время вспоминается грустными, страшными обстоятельствами. Помню, молодой был у нас пациент, мальчик совсем, у него эпилепсия была. И ранен был, без ноги. И так тяжело мне было с ним находиться, жалела очень. Как-то раз привезли кино показывать, и я боялась его отпустить. Отправила с ним легкораненого, наказала ему – если приступ начнется, падай на него, держи! Переживала я за этого мальчика... Из госпиталя нашего никто не сбегал, не было такого. А вот недолеченных на фронт отправляли. Просились, конечно, не хотели в госпитале лежать. Вот так я привыкла, после уже и страшно мне не было. Вначале да, боялась, а потом – как будто так и надо. Но на передовой мне бывать не приходилось...

Сон в руку

...Наши хирурги, врачи нас жалели. Мы же падали на ходу, бывало, сядешь – и тут же засыпаешь. Как-то я заболела брюшным тифом. Пока лежала в инфекционном госпитале, меня врач наша постоянно проведывала. Там мне однажды приснилось, что меня наградили за оборону Сталинграда. Врач пришла, я ей сон рассказала. И точно! После наградили...

Фото из личного архива Александры Бордачевой

Фото из личного архива Александры Бордачевой. Фото: Из альманаха Победители

Друзья-подруги

...Со мной работала девушка, подруга моя. Она из Московской области была, звать Александра, а фамилию не помню. Тоже медсестра. Играла на гитаре, пела хорошо, в палатах веселила раненых солдат. Помню, когда мы были в Курске, нас поселили в дом, в котором старик жил. Семью он в тыл отправил, а сам остался, и вот мы у него жили. Приходим с работы, ложимся спать – и не можем проснуться, так уставали. А он стучит в окно и кричит: "Девчата! Бомбят!". А мы со сна ничего не понимаем, бежим во двор в погреб прятаться. Сидим там в темноте, о том, что бомба в нас может попасть, не думаем. Что будет – то будет. Чтобы отвлечься, мечтаем: вот война кончится, поедем домой, учиться дальше будем, замуж выйдем. А больше нам ничего и не нужно было, молодые еще... А любви у нас там не было. Некогда. Не до того...

Победа

...В Кенигсберге мы стояли. Занималась в палате ранеными, и тут слышу, кричат: "Победа! Война кончилась!" Что тут началось! Кто сам двигается, кто на костылях – пляшут, и мы тоже! Кто плачет, кто радуется... У меня фотография сохранилась, я там в день Победы снялась с ранеными. Они у нас были без ног, без рук, с ранениями головы, тяжелые очень были. А демобилизовалась я только через год, в 1946-м. Долечивали раненых, поэтому и не разъезжались...

День Победы, 9 мая 1945 год. Личный архив Александры Бордачевой

День Победы, 9 мая 1945 год. Личный архив Александры Бордачевой. Фото: Из альманаха Победители

Мирная жизнь. Сахалин

...В марте в Казань приехала, и меня командировали в Кенигсберг работать. Квартиры у меня не было, мама умерла, и я поехала. Работала в связи. Прожила там два года, замуж вышла. А в 1949 году поехали мы с мужем на Сахалин. Поселились в Корсакове. Работала в рыбкомбинате, потом в инфекционной больнице, в строительном управлении. А потом пошла работать в порт. Заработала звание "Ветеран труда". С мужем прожили 57 лет. Нету его больше. Сейчас живу с внучкой и правнуками-двойняшками...

Справка: Александра Андреевна Бордачева родилась в Татарстане. Всю войну прошла медсестрой фронтового госпиталя. Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью "За оборону Сталинграда". Победу встретила в Кенигсберге. На Сахалин приехала в 1949 году. Биография Александры Бордачевой занесена во всероссийский сборник "Солдаты 20 века". Живет в городе Корсакове.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia