Общество. 12 августа 2016, 14:15
Советские разведчики с немецким "языком". Фото: Из альманаха "Победители"
Победители

Михаил Тузлуков: Когда пришла Победа — это был огромный праздник

История дошедшего до Берлина ветерана о боевом пути, первом ранении и о событиях войны

12 августа 2016, SakhalinMedia. Ветеран Великой Отечественной войны Михаил Тузлуков родился в Оренбургской области. С началом войны начал работать на заводе в городе Миасс, оттуда был призван в армию. Воевал на 1-м Украинском фронте, участвовал в освобождении Винницы, Варшавы, Калининграда и дошел до Берлина. Награжден орденом Красной Звезды, орденом Славы III степени, медалями "За взятие Берлина", "За взятие Варшавы", "За отвагу". Рассказ Михаила Тузлукова продолжает серию публикаций в рамках проекта ИА SakhalinMedia "Победители".

Начало войны

...Когда началась война, я пастухом был. Пас деревенский скот. Мы как раз с горы потихоньку спускаем стадо, и тут вдруг слышим — бабы, мужики плачут, кричат! В чем дело?! Война, немцы напали! Война началась... А у нас договор по выпасу скота, отец говорит: "Надо выполнить". Но я сказал — все, конец на этом, я больше пасти коров не буду, пойду работать на завод...

Фотографии из личного архива Михаила Тузлукова

Фотографии из личного архива Михаила Тузлукова. Фото: Из альманаха "Победители"

Призыв

...Ну а в 1942 году, 16 декабря пришла повестка. Привезли нас в Челябинск, казарма здоровенная, учебный полк. Сказали, что будут на младших командиров обучать. Там мы немножко поучились, с месяц, наверное, и нас перевели в Чебаркуль. И вот мы там собственными руками копали, деревья рубили, — строили землянку-казарму типа фронтовой. Учились шесть месяцев. А потом срочным порядком в мае 1943 года нас собрали, отправили на вокзал, погрузили в вагоны и повезли на фронт...

Боевой опыт

...Привезли нас в Орел, сразу по частям распределили. Я был зачислен в 32-й особый пехотный стрелковый полк 19-й стрелковой дивизии пулеметчиком знаменитого ручного Дегтярёва, который с блином. И мы сходу пошли гнать фашистов. Пока до Чернигова шли, несколько раз приходилось идти в атаку. Весь открытый! Ну каска на голове, а остальное, все, что на тебе, — тряпки: шинель, гимнастерка... Но берешь себя в руки — и в атаку! Вперед, короткими перебежками! Лег, встал — и опять бежишь, чтобы не отстать от цепи. Страшно ли было? Черт его знает... В тот момент об этом не думаешь. Думаешь об одном — куда бежать, как от пули увернуться. Помню, мы уже к немецким окопам подошли, метров 400 осталось добежать. Я перебежку сделал, лег, смотрю — немец торчит прям из земли. А я стрелял метко очень, когда в запасном полку служил, даже пристреливал оружие. И я нацелился, бах! — и немец упал. Выстрела он услышать не мог на таком расстоянии. Значит, я все-таки попал. И в это время мина сзади разорвалась! И осколком меня поранило...

Михаил Тузлуков

Михаил Тузлуков. Фото: Из альманаха "Победители"

Первое ранение

...Было мне ровно 18 лет. Чуть не умер. Осколок попал в пах, боль страшенная. Главное, я потерял контроль над дыханием. Вдыхаю — а выдохнуть не могу. И тут санитар бежит. Они последними в атаку шли и по пути оказывали помощь тем, кто ранен. А там было картофельное поле, огромные комья земли выворочены, дождь шпарит страшный, я насквозь мокрый! И он бежит ко мне, за кочку запнулся — и упал прямо мне на грудь. И воздух, который я выдохнуть не мог, из меня выдавил. Спрашивает: "Встать можешь?" Я отвечаю: "Попробую". Встал. "А идти можешь?" — спрашивает. Ну как идти? Правая нога нормальная, а левая волоком. Я говорю: "Да смогу". "Вон, видишь — дом крайний, там санвзвод стоит, тебя там примут". Мы от Орла 680 километров до Чернигова шли, все дома сожженные, все разрушено было, а эта деревня целая! Дед меня в дом затащил, кричит: "Жинко, вот нашел раненого, давай воду кипяти!" Взяли мой индивидуальный медпакет, как могли, рану обработали, перевязали. Дед говорит:

"Тебе пить и есть ничего нельзя. Вот тебе вишня, настоянная на самогоне, ты ее соси. А пить пока нельзя, потерпи"...

Удачная вылазка

...Помню один случай: вот наши окопы, а метров за 600 немецкие. И тут мы видим, как из их окопов выходят четверо немцев с лопатами, копают, делают круговую оборону. Телефонный аппарат установили. Ну а нам в бинокль все видать хорошо, мы с вечера за ними наблюдали, но не трогали. А утром смотрим — они развалились и спят! Главное, один лежит на бруствере и храпит! Мы четверо разведчиков – все земляки, миассцы, — посовещались и решили их скрутить. Ну пацанва же, 17–18 лет! Приползли туда, телефонный аппарат сняли, оружие у них отобрали и показываем — туда ползти! Они: "Я, я..." Поползли назад. Нас четверо — и их четверо. Двое наших впереди ползут, в середине немцы, а сзади я и мой товарищ. Доползаем до наших окопов и встаем в полный рост! Помню, командир дивизиона майор Соколов очень обрадовался: "Ой, молодцы, немедленно подам рапорт на ордена! Наградить!" Еще бы, четырех немцев сразу притащили. Так удачно у нас все получилось...

Автор плаката Виктор Дени, 1945 г.

Автор плаката Виктор Дени, 1945 г.. Фото: Из альманаха "Победители"

Боевой путь

...Воевали мы на Курской дуге, в районе Прохоровки. И уже оттуда и до самого Берлина гнали немцев. Фактически полный перелом в войне на Курской дуге произошел. Столько городов прошел-освобождал... Ярославль, Каменец-Подольский, Станислав, Винница, Львов, Сандомир, Штеттин, Гдыня, Варшава. А далее Восточная Пруссия — Кенигсберг, и так дошел до Берлина...

Награды

...За что награждали — точно сказать не могу. Ну вот, например, освобождали Сандомир в Польше. Хорошо мы там немцев окружили, такую громадную немецкую часть, одних побили, других в плен взяли. С севера Вислу форсировала 4-я танковая армия, а с юга — мы, 1-я танковая армия. И пошли вглубь, потом соединились. Когда бои закончились — выходим на формировку, на пополнение. И там объявляют: меня наградили орденом Красной Звезды. В другой раз — орденом Славы. А за что конкретно — не говорили. С орденом Отечественной войны история интересная получилась. Объявили — завтра будет награждение. Пришла штабная машина, привезла ордена и документы. Утром мы проснулись — солнце, хорошая погода, и тут немецкие самолеты налетели, бомбежка! Одна бомба попала прямо в машину, пропали и ордена, и документы...

Михаил Тузлуков крайний слева

Михаил Тузлуков крайний слева. Фото: Из альманаха "Победители"

Победа

...В Берлин мы пришли 28 апреля. Ну что там было? Такого сопротивления, как у нас под Москвой, не было. Никакой обороны, никакой особой стрельбы, и 1-2 мая уже окончательно мы убедились, что еще пара-другая дней — и война закончится. А когда пришла Победа — это был огромный праздник! Перед рейхстагом склад продуктовый находился, там чего только не было, и спирт, и шоколад, и еда всякая... А вокруг из ракетниц палят, трассирующими пулями стреляют, радость сумасшедшая...

Михаил Тузлуков

Михаил Тузлуков. Фото: Из альманаха "Победители"

Мирная жизнь

…Я играл на мандолине очень хорошо. А еще у нас были ребята, которые и на балалайке играли, и на гитаре. Помню, сядем на территории части, играем, забор металлический, решетка плетеная, а вдоль него немцы собираются и смотрят, слушают... Много народу собиралось, и мы играли наши русские песни, частушки... И на фронте пели, тоже было дело. Сейчас спеть не смогу, а тогда пел хорошо. Когда демобилизовался — вернулся домой, встретил свою Таисию, и поехали мы с ней на Сахалин строить новую жизнь...

Справка: Михаил Кузьмич Тузлуков родился в Оренбургской области недалеко от Бугуруслана, в деревне Камышенка. С началом войны начал работать на заводе в г. Миасс, оттуда был призван в армию. Воевал на 1-м Украинском фронте, участвовал в освобождении Винницы, Варшавы, Калининграда. Дошел до Берлина. Награжден орденом Красной Звезды, орденом Славы III степени, медалями "За взятие Берлина", "За взятие Варшавы", "За отвагу". Проживал в Южно-Сахалинске. 5 сентября 2011 года Михаила Кузьмича Тузлукова не стало.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia