Общество. 15 ноября 2016, 10:15
Фотохроники Великой Отечественной войны. Фото: Из альманаха "Победители"
Победители

Врачи Владимиру Салову о ранении: Крупные осколки мы тебе вынем, а мелочь после Победы

Ветеран Великой Отечественной войны рассказывает о нелегком пути через тяготы военного времени

15 ноября 2016, SakhalinMedia. История ветерана Великой Отечественной войны Владимира Николаевича Салова о том, как он был в оккупации, служил связистом и стал разведчиком, воевал в Румынии, Венгрии и Чехословакии. Получил серьезные ранения. Награжден медалью "За отвагу", двумя орденами Красной Звезды и орденом Великой Отечественной войны. После Победы был отправлен на Дальний Восток. История ветерана продолжает серию публикаций в рамках проекта ИА SakhalinMedia "Победители".

Начало. Румыния

...В 1941 году я поступил в железнодорожное училище Днепропетровска, а тут война началась, и обучение мое закончилось. Немцы пришли. Были в оккупации до 1943 года. А в 1944-м, после прихода наших, я получил повестку в военкомат. Увезли нас в Конотоп, в запасной полк. Месяц я там побыл, учился на связиста. А потом погрузили нас в эшелон и привезли в Румынию. Прибыли на станцию города Плоешти, там бои шли. Определили в часть, я попал в стрелковый полк, в роту связистов. В Румынии мы пробыли месяца три-четыре, а потом перешли в Венгрию.

Владимир Салов

Владимир Салов. Фото: Из альманаха "Победители"

Венгрия. Ранения

31 декабря 1944 года меня ранило под Будапештом. В окопах сидели, уже силуэт города был виден. Командир несколько раз выскакивал, в бинокль смотрел, ну а немцы, видно, его засекли, несколько снарядов выпустили, и в бруствер как вдарило... Ранило нас троих сразу. Меня в левую ногу. В рану много осколков попало, вата из теплых штанов... Два раза рану рассекали, чистили, лечили почти два месяца. Когда выписали, нашел свою часть. Наши уже на подступах к Будапешту были. И вот уже в самом Будапеште меня ранило второй раз. Нас двоих ранило, меня и товарища. Между нами минометный снаряд разорвался.

Я упал и чувствую, что у меня ноги отказали. Думаю – не оторвало ли их? Немножко пришел в себя, поднял голову, смотрю – да вроде целые. Но сапоги все в дырочках.

Осколками, видно, посекло. А у товарища моего пятку оторвало. Ребята нас видели, а подойти не могли: уличные бои шли, улицу снайперы простреливали. Потом подобрались, положили нас на плащ-палатки, утащили в укрытие. Нашли лошадей, чтобы отвезти нас в санчасть, а одну лошадь убило. Вторую ранило осколком, я видел, как кровь у нее стекала по шее... Потом нашли грузовик, и нас отвезли в полевой госпиталь. Там сразу на стол. Пришел хирург, я его хорошо запомнил. Рукава халата закатал, начал товарища осматривать. Сразу скальпелем ему остатки пятки удалил, а раздробленные пальцы ножницами – щелк-щелк – и отрезал... А мне сказал:

"Значит так, сынок, крупные осколки мы тебе вынем, а мелочь после Победы убирать будем".

Так и получилось...

Венгрия. Разведка

...Через полтора месяца выписался я и был отправлен в район озера Балатон, там сильные бои шли. Было нас человек 6-7 в группе. Встретил нас капитан, забрал в стрелковую часть. Мне дали ручной пулемет Дегтярева, РПД, к нему четыре диска. Пошли. Километров через пять сыграли тревогу. Приказ – занять оборону. Кто вправо упал, кто влево, окопаться дали команду. А лопату не выдали. Ну залегли. Завязался бой. А я из пулемета еще не стрелял, у меня автомат был до ранения. Мне показали, где предохранитель, курок... И я сразу как запустил пол диска! А после боя прибежал ко мне связной, говорит: "Тебя взводный вызывает". Оказалось, меня переводят в разведку. Нашел избу, где они размещались. Ребята все боевые. Познакомились...

История про шапку

...Получаем задание взять языка. Отправляемся. Обычная схема такая: впереди разведчики, за ними группа захвата, следом группа прикрытия. Я в группе разведчиков. Зашли в лес, ночь, темно, ничего не видно. Иногда выходит луна, немного освещает. Идем, и слышу я какой-то хруст, будто кто-то на ветку наступил. "Показалось", – товарищ шепчет. Прошли еще минут 20, и вдруг впереди одна граната взрывается, вторая... Мы в сторону отскочили, и я шапку потерял. Пулей сбило.

Мы в кювет упали, подальше отползли, и товарищ мне говорит: "Володя, я ранен в ногу". Я ему говорю: "Ты лежи, а я шапку пойду найду". Далась она мне...

Молодой был. Отполз метров на 6-7, в темноте пошарил, шапку нашел. Назад вернулся – а товарища нет. Я туда-сюда – нет! Думаю, может, его уже взяли немецкие разведчики? Со мной автомат был, две гранаты, лежу и думаю: "Что делать? Куда ползти? Назад? А если там уже все перекрыто?" Минут через 10 слышу разговор в лесу. Прислушался – русская речь. Свои. Я отозвался, они спрашивают: "Где второй?" Объясняю. Они принимают решение возвращаться. Захожу в избу, где мы размещались, а товарищ мой там! Ребята поругали его, дескать, зачем ушел, не предупредив? А он отвечает, что в первый раз в разведке, растерялся, тем более ранение... Языка тогда взять не получилось, но историю с шапкой я запомнил на всю жизнь...

Советские разведчики ведут захваченного в плен немецкого солдата, 1944 г.

Советские разведчики ведут захваченного в плен немецкого солдата, 1944 г.. Фото: Из альманаха "Победители"

История о том, как языка в Будапеште брали

...Первая моя награда – медаль "За отвагу". В Будапеште это было. Тогда бои в городе уличные уже шли, дом на дом. Наши артиллеристы свои маленькие пушки сорокапятки даже по лестницам таскали. Затащат в дом – и из окна в окно стреляют.

Командир взвода дал нам задание языка живого взять, венгра, чтобы потом отправить его в качестве пропагандиста к воюющим, убеждать их сдаться. Венгры же в большинстве своем не хотели воевать. Стали за ними наблюдать в стереотрубу. Заметили, что в доме напротив из окна венгр постоянно выскакивает, потом возвращается. Поняли, что он связист. Ночью втроем прокрались туда, засели в засаде, нашли провода связи и пару проволок перерезали. Слышим, там заговорили, зашевелились, и венгр наш из дома выскочил. А у нас был такой Коля Щеблыкин, парень здоровый, деревенский, с хорошим кулаком. Ну он венгра этого и приглушил. Мы его схватили, кляп в рот засунули. Из портянки кляп сделали, из чего же еще, платков у нас носовых не было... Притащили его к командиру, и он сразу согласился идти пропагандировать, потому что он же дома, что ему с немцами куда-то уходить? Дали ему листовки и отправили восвояси. А он потом вернулся к нам и человек десять с собой привел...

Деликатная история

...Где-то через месяц мы перешли границу Чехословакии. Командир взвода нас вызвал и говорит: "Батя дал задание сопочку разведать и языка там взять". Батей мы командира полка называли. Там была сопка, за ней немцы, а вокруг сопки дорога.

Наши хотели туда пройти, а немцы оседлали эту дорогу, пушки навели, простреливают. Задачу нам определили так: подняться вверх на сопку, языка взять, а если не удастся – понаблюдать. С нами отправили лейтенанта-артиллериста, которому дали задание во время артподготовки корректировать огонь по рации.

Венгерские военнопленные, 1944 г.

Венгерские военнопленные, 1944 г.. Фото: Из альманаха "Победители"

С вечера нам выдали сухой паек: хлеб, сахара немножко, консервы. Документы, как положено, сдали и вышли в разведку. Казалось бы, сопка небольшая, но по ней мы взбирались всю ночь. Только к рассвету поднялись. Стало светать, и видим – внизу, в расположении немцев кухня стоит. Повар там кашеварит, а другой немец ему помогает, дрова таскает. Решили спускаться вниз и, если удастся, этого немца брать. Спустились, лес кругом густой, поэтому мы очень близко подошли к кухне этой. За деревья встали, наблюдаем. Смотрим – немец бежит. Ну и... Неудобно говорить... В туалет ему надо было, видно, на кухне чего-то съел и живот у него прихватило. Мимо нас пролетел – и прямиком на Колю! Присел по нужде, и когда он там все сделал, мы его и взяли. Коля его приглушил, тащим мы его на сопку, а когда он в себя пришел, сам бежал, не сопротивлялся. Видимо, немцы уже тоже воевать не хотели, конец войны чувствовался, тем более Германия уже рядом...

Чехословакия. Победа

....В Чехословакии я освобождал Прагу. Там, под Прагой, и встретил Победу. В тот момент мы на хуторе каком-то стояли. Помню, с нашим разведвзводом идем ночью, и вдруг кругом такая стрельба началась! Побежали узнать что к чему, спрашиваем, не в окружение ли попали? А это, оказывается, Победа! Давай и мы уже тогда стрелять. Это было на рассвете, а утром мы получили команду идти в Прагу. Вышли на дорогу, а по ней и немцы едут, отступают, и наши танки идут, и мы идем пешком... А чехи прямо на обочине расстелили коврики, полотенца, а на них – и хлеб, и молоко, и вино – у кого что было.

Фото из личного архива Владимира Салова. В центре

Фото из личного архива Владимира Салова. В центре. Фото: Из альманаха "Победители"

Угощали нас.

Прошли мы так километров 10, под вечер пришли к месту назначения и стали праздновать день Победы. Саперы сделали длинные столы, повара наварили борща, хлеба нарезали, выдали нам подарки – по 100 штук сигарет, большие такие пачки чехословацкие. И сахар дали, тоже в пачках, только маленьких. Ну и спирт, конечно. А я тогда в рот спиртного не брал, молодой еще был совсем. Старшина наливал нам его в крышку от немецкого котелка, разбавлял водой и давал выпить. Старики мне говорят: "Что ж ты, сынок, живой остался, и не хочешь за день Победы выпить?" Глотнул я два раза – и задохнулся. Один кричит – занюхай хлебом, другой – борщом заешь! А борщ горячий... Хорошо, там ручей протекал. Я туда побежал, отдышался понемногу, водой запил... Вот так мы день Победы отпраздновали...

Народная дипломатия

...А потом стали распределяться на постой. Меня с двумя товарищами поселили в дом, хозяин-чех дал нам умыться, хозяйка есть приготовила. Помню, был бекон копченый нарезан, хлеб, вино, ну и разговор зашел. Чех нас расспрашивает, дескать, как у нас теперь будет? Мы отвечаем, что, мол, мы вас освободили, скоро уйдем, а вы уже дальше сами. И он нам интересный вопрос задал: "А у нас колхозы будут?" Так их напугали этими колхозами... Да нет, говорим, вы уж сами определяйтесь...

Фото из личного архива Владимира Салова. Крайний справа

Фото из личного архива Владимира Салова. Крайний справа. Фото: Из альманаха "Победители"

Дальний Восток

...Где-то полмесяца мы постояли под Прагой, потом пошли разговоры, что, по-видимому, будет война с Японией. И вот нас по тревоге подняли, привезли на станцию, погрузили в вагоны и повезли. Ехали мы через Польшу, Германию, прямиком на Дальний Восток. Почти месяц нас везли. И вместе с нами туда шли эшелоны с танками, орудиями, техникой.

Приехали мы на границу с Монголией, в пустыню Гоби. Высадились, разговорились с железнодорожником. Спрашиваем – как тут, что? Он говорит – жара невыносимая, дождей нету... Ну, думаем, там нас не убило, так здесь от жары сдохнем... Но повоевать на Дальнем Востоке мне не пришлось. Через неделю мы узнали, что война с Японией уже закончилась.

Владимир Салов

Владимир Салов. Фото: Из альманаха "Победители"

Справка: Владимир Николаевич Салов родился в Днепропетровске. В армию был призван в 1944 году. Служил в пехоте, затем стал разведчиком. Воевал в Румынии, Венгрии и Чехословакии. Награжден медалью "За отвагу", двумя орденами Красной Звезды и орденом Великой Отечественной войны. После Победы был отправлен на Дальний Восток. Сейчас проживает в городе Южно-Сахалинске.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia