Общество. 24 марта, 12:30
На фото Герой Советского Союза Людмила Павлюченко. Фото: фотоархив Великой Отечественной войны, размещено в альманахе "Победители"
Победители

Мария Лец: За год 111 человек немцев убила, но это война, ничего не поделаешь

История о непростой судьбе девушки-снайпера в годы Великой Отечественной войны, защищавшей Родину наравне с мужчинами

24 марта, SakhalinMedia. История ветерана Великой Отечественной войны Марии Тимофеевны Лец о том, как попала на фронт 18-летней девчонкой, была снайпером, а затем отправилась защищать дальневосточные рубежи, где и встретила победу над врагом. Ее рассказ продолжает серию публикаций о великих людях, отстоявших свободу всего человечества от коричневой чумы, в проекте ИА SakhalinMedia "Победители".

Источником публикаций в рамках проекта стал альманах "Победители", созданный по инициативе и при поддержке депутата Государственной Думы Российской Федерации Георгия Карлова. Благодаря совместным усилиям, авторам удалось собрать воспоминания сахалинских участников Великой Отечественной войны и ветеранов трудового фронта из первых уст. Практически все материалы альманаха проиллюстрированы историческими фотографиями, фотокарточками из личных архивов ветеранов. В 2016 году вышел второй сборник воспоминаний.

Большая семья

Родилась я в Сибири, в Иркутской области, в городе Тулун. Семья у нас большая, восемь братьев и сестер у меня было. Все трудились, родителям помогали. Папка мой вначале был председателем колхоза, затем работал прорабом на стройке. Когда я окончила семь классов, пошла работать станочницей на деревообрабатывающий завод. Трудилась хорошо, норму выполняла всегда...

Снайперская школа

...Когда началась война, меня забрали в военкомат учиться на снайперов. Отучилась на ускоренных снайперских курсах. Ну и работала, конечно. А потом уже в 1942 году как-то прихожу домой после работы, а мама плачет. Я спрашиваю: "Ты чего?" А она отвечает: "Тебя в армию забирают". Я говорю: "Глупости какие, кто меня заберет?" 18 лет девчонке, Господи...

Успокаиваю маму, говорю ей, что никто меня в армию не заберет. И пошли мы в военкомат. Взяла с собой кружку, ложку, сухарей запас суток на трое на всякий случай, пришла – а дальше ничего вспомнить уже не могу, только то, как мама плакала. Ну, а когда я уходила на фронт, уже и папка плакал. Сильно плакал папка...

Мария Лец

Мария Лец. Фото: из альманаха "Победители"

На фронт

...Из военкомата нас привели на станцию. Там уже отправка началась, много было народу, и девчонок много. Поезд не мог уйти, наверное, часа три. Те, кто провожал, залезли на подножки, кричали, плакали... В конце концов милиция вышла, всех от поезда отогнали, и мы поехали.

Прибыли в Иркутск, отвезли нас на пересылочный пункт, там расформировка была, и уже вечером нас опять на поезд посадили и повезли. Куда – мы не знали, нам не сказали. На улице темно, осень, чего ждать – не знаем... В итоге прибыли мы в Москву на Киевский вокзал, оттуда – в город Кондрово. Там нам баню устроили, мы помылись, переоделись и уже оттуда отправились на фронт на Украину. Там впервые встретили мы немцев, и там я первый раз участвовала в бою, стреляла из снайперской винтовки. Меня хорошо научили, я до сих пор помню, как из нее стрелять надо. Так и началась наша фронтовая жизнь...

Снайпер Мария

...Винтовка снайперская у меня была с оптическим прицелом, цель за 800 метров, а кажется, что тут, рядом. Обычно, если была возможность, мы залезали на деревья, там устраивались поудобнее и оттуда с высоты стреляли. Иногда, конечно, приходилось и с земли стрелять.

Однажды, помню, немец во время боя побежал через опушку, я выстрелила и его убила. А он и не хотел воевать, между прочим, по глазам было видно...

Там не все были враги. Не все. Как и у нас, тоже люди хорошие были. Я за год 111 человек немцев убила. Но это война, ничего не поделаешь...

Монголия

...А потом, уже в 1943-м, нас всех старший лейтенант построил, посадили нас на поезд и поехали мы на Дальний Восток. Думали, в Маньчжурию, а попали в Монголию. На монгольскую границу. Там я служила пограничником, на постах стояла. Нас еще учили самолеты опознавать по звуку. И вот, помню, стою и слышу – тяжелый бомбардировщик летит. Оказалось, немецкий самолет летел в Японию. И я его зафиксировала, сообщила, и его посадили наши истребители И-16. Я их и сейчас хорошо помню, эти самолеты...

Подвиг

...Однажды довелось мне шпиона задержать. В Монголии это было. Как-то шли мы с комсомольского собрания, 15 километров до заставы топали. Пришли в часть, сели ужинать, я раньше всех покушала, и сержант мне говорит: "Сходи, Маша, солдата в телефонке подмени". И я пошла подменять. А в телефонку нельзя никому было заходить, кроме дежурного, там вся система наша была, от Владивостока до Монголии, посты ведь через каждые 15 километров стояли.

И вот мне позвонили, я стала телефонограмму принимать, трубку у уха держу – и вдруг что-то щелкнуло. Смотрю – незнакомый полковник зашел в телефонку. Смотрит на меня. Я тихонько сигнал передала, мне командир говорит: "Задержи его, насколько сможешь!" И я давай его заговаривать. Болтаем, он сказал, что ему про переправу узнать надо, меня уже и в кино даже пригласил, я ему отвечаю: "Пойдем обязательно", а сама переживаю, боюсь... И тут приехали пограничники из нашей части и его арестовали. Оказывается, он наносил на карту секретные объекты, которые на нашей границе были, шпионил за нами. Наградили меня за это...

Награды

...Наград у меня много было. Но когда я на Сахалин приехала, поселили меня в японской гостинице. И она вскорости сгорела дотла.

И все мои награды и наградные книжки сгорели, а на учет в военкомат я встать не успела. Поэтому восстановить не получилось, и я уже не помню, чем и когда меня награждали...

Мирная жизнь

...Так что заканчивала я службу у пограничников, там, на границе, встретила Победу, оттуда демобилизовалась и уехала на Сахалин. Работа у нас военная сложная была, тяжелая. Жили в блиндажах. Строили мы их сами, доски найдем, бревна – и строим себе жилище. Сами все делали. И блиндажи, и окопы сами копали, никто нам не помогал. И воевали. Так что я баба закаленная, бывалая... И все эти умения в мирной жизни пригодились, конечно. Тут недавно два мужика пришли мне дверь делать.

И под топор сделали. Я вышла и говорю им: "Да я на фронте лучше вас двери делала!" Смеялась долго... Я и крыши крыла сама, и скот держала, четыре коровы у меня было, больше ста кроликов, чушки были... Это все после войны. Четверых детей воспитала, внука подняла, у него уже у самого дочь растет. Так вот в заботах жизнь и прожила...

Мария Лец

Мария Лец. Фото: из альманаха "Победители"

Справка: Мария Тимофеевна Лец родилась в 1922 году в городе Тулун Иркутской области. В 18 лет закончила школу снайперов. На фронт ушла в 1942 году. В 1943-м Марию Лец отправили на Дальний Восток охранять государственную границу. Там она и встретила свою Победу. После войны приехала на Сахалин. Жила в городе Долинске. Не стало Марии Тимофеевны в 2013 году.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Альманах "Победители" презентовал в Южно-Сахалинске депутат Госдумы РФ Георгий Карлов

Фронтовик Аркадий Кусков: Почти все мои друзья погибли на войне

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia