Общество. 31 августа, 14:30
Евгений Гришковец. Фото: Денис Таушканов, ИА SakhalinMedia
#КрайСвета

Как прожить историю одному и со всеми - рассказал сахалинцам Евгений Гришковец

В рамках "Края света" состоялся мастер-класс известного российского писателя, театрального режиссера, актера и музыканта (ФОТО)

31 августа, SakhalinMedia. Анна ОМ. Мастер-класс знаменитого российского писателя, театрального режиссера, актера и музыканта Евгения Гришковца "Как рассказать историю" состоялся в областном центре в рамках седьмого Сахалинского Международного кинофестиваля "Край света-2017". Гость рассказал присутствующим о том, как сделать биографическую историю универсальной и превратить ее в произведение искусства любого жанра, сообщает корр. ИА SakhalinMedia.

Встреча с Евгением Гришковцом собрала рекордное на фестивале количество участников. Желающих послушать известного писателя было настолько много, что все не смогли уместиться в шатре Q’n’A. Многим приходилось слушать Гришковца в буквальном смысле на улице.

1 / 4

Напомним, на этой неделе в ночь с понедельника на вторник Евгений Гришковец также собрал аншлаг в огромном зале Сахалинского международного театрального центра имени Антона Чехова. Сахалинцы стоя провожали артиста и режиссера в одном лице. В эту ночь Гришковец в последний раз подарил зрителю моноспектакль "+1" — на этом жизнь постановки закончилась.

— За свои годы я отыграл более 1,5 тысячи моноспектаклей, где являюсь единственным рассказчиком-исполнителем. У меня за спиной очень большая практика, поэтому некоторыми профессиональными моментами, в которых уверен, хотелось бы поделиться с людьми, — обратился Гришковец к присутствующим.

Человек или эпоха

— Если вы снимаете кино, пишите книгу, сценарий, то вам нужно разобраться, что для вас важно: человек или эпоха. Если интересует именно второе, то нужно все воспроизводить очень точно. В этом случае эпоха станет главным героем вашего произведения, а человек будет несколько второстепенен. Или же человек может абсолютно принадлежать нужной эпохе. Это попадет очень сильно в тех людей, которые имеют одинаковый с вами опыт или возраст, но будет непонятно молодым или тем, кто существенно старше, — рассказал Гришковец.

По словам писателя, при создании произведения очень важно понимать, что хочется этим им сказать, каким образом можно стать услышанным. "Не понятым, а услышанным," — подчеркивает Гришковец.

— А для этого нужно не сбивать с толку читателя. И если решил, что главным героем в произведении будет человек, а не эпоха, то и не надо, чтобы читатель или слушатель чувствовал, что у тебя есть какой-то другой больший жизненный опыт, которого ему не понять, — говорил Евгений.

1 / 3

Если автор хочет, чтобы его творчество было всегда современным, то ему необходимо "отказаться от любимых деталей", считает Гришковец. Именно поэтому в его книгах никогда не присутствуют устаревшие или находящиеся на грани исчезновения предметы и действия.

— Не рассчитываю на то, что роман будут читать долго, но хочу, чтобы он оставался современным. Отказываясь от дорогих мне индивидуальных моментов, я делаю свои книги современными, потому что суть и устройство жизни не меняются. Сама история вечна, а, к примеру, автомобили, предметы — нет. В моих книгах никогда не написано "бросил трубку" или "повесил трубку", потому что мы уже даже сейчас ее не вешаем и не бросаем. Мы все время отключаемся. Поэтому я всегда пишу "прервал разговор" или "отключился". Первоначальные словосочетания вместе с самим действием совсем скоро вообще не будут существовать. Им приходит замена. Когда пишешь что-то, надо думать о том, чтобы произведение ощущалось современным и через 20-30 лет, — рассказал Евгений Гришковец.

Совместное проживание истории

В "любимые детали", от которых нужно избавляться, Евгений Гришковец записал также имена и признаки человека, географические названия. Необходимо, чтобы человек вместе с автором проживал ту или иную историю. Любой читатель, слушатель, зритель хочет понимать, видеть и чувствовать, что произведение посвящено именно ему. Именно тогда происходит самое сильное художественное впечатление, считает писатель.

1 / 2

Здесь Евгений Гришковец привел в пример один из своих романов "Рубашка", герой которого очень влюблен в одну женщину. Однако автор не только не вводит второго персонажа в сюжет, но и ни разу не называет имени и каких-либо признаков предмета обожания.

— Назову я ее Катей или Светой. А какой-то человек влюблен в Галю, и уже не воспримет роман так, как хотелось бы. Или, к примеру, скажу, что она блондинка, и для всех влюбленных в брюнеток произведение будет уже не про них. А если покажу ее фотографию, то все женщины подумают: "Фу, какая дура", — объяснил Гришковец.

1 / 2

Помимо всего прочего, писатель рекомендует "отказываться от экзотики" - от приключений, которые не имеют никакого отношения к людям.

— Люди могут удивиться, восхититься, испугаться, но у них не будет художественного впечатления. Будут эмоции, но не будет переживаний, а особенно сопереживания герою. Очень сложно сочувствовать Бэтмену или Капитану Америки. Очень сложно. Восхищаться можно, сочувствовать — вряд ли, — высказал свое мнение писатель.

Говорить на одном языке

Большое внимание Евгений Гришковец уделил и тому, какой язык нужно использовать при обращении к большому количеству разных людей.

— Вы же все видели фильм "Почетный гражданин" (При. редакции: "Почетный гражданин"(Аргентина-Испания) — один из конкурсных фильмов кинофестиваля "Край света-2017"). Герой приезжает в родной провинциальный городок и говорит там на невозможном языке. В итоге он остается непонятым. В сущности, его хотят убить заслуженно, потому что так нельзя. Если ты вернулся к себе на родину и понимаешь, откуда ты и что это за место, то и вести себя нужно по-другому. Местные перед ним выделываются, как могут, демонстрируют, как они чудесно живут. И он делает то же самое. Показывает, насколько крутым стал. Если вы собираетесь писать книгу, сценарий, пьесу, используйте ограниченные возможности языка. Да, ваш язык гораздо богаче, чем тот, который могут воспринять большие массы людей. Но вот я филолог. И у меня есть один "язык", а есть строитель, и у него совсем другой, свой "язык", а есть еще врач. И из всех этих языков есть только небольшой общий сегмент, который может быть использован, чтобы быть услышанным, — рассказал Гришковец.

Ко всем этим выводам Евгений Гришковец пришел благодаря театру. Он признается, что если бы занимался только литературой, то не постиг бы такого понимания. Ведь в театре сидят сотни людей. Все они разные по возрасту, по уровню жизни, по профессиям, по политическим взглядам. Но все они должны сидеть и слушать один и тот же спектакль. Кто-то реагирует более остро на одни моменты, кто-то — на другие, но все они должны получить единое художественное впечатление.

После мастер-класса на протяжении получаса писатель не мог покинуть шатер, так как его обступили сахалинцы, желающие получить автограф.

— Я очень устал, поэтому подписывать буду только книги, — обратился к слушателям Гришковец.

Однако очередь после его слов не стала меньше. Выяснилось, что все пришли с книгами.

Очередь за автографом

Очередь за автографом. Фото: Денис Таушканов, ИА SakhalinMedia

вступай в группу SakhalinMedia в WhatsApp

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

#КрайСвета

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia