Общество. 20 сентября, 11:00
Алексей Крашенинников в Лондоне. Фото: из личного архива ученого
Восточный векТОР

Южно-Сахалинск перспективен в части создания комфортной городской среды - А. Крашенинников

Доктор наук, профессор Московского архитектурного института рассказал об урбанизации в России и создании комфортной городской среды

20 сентября, SakhalinMedia. На протяжении XX и XXI веков в России наблюдается процесс урбанизации – увеличения числа городов и городских жителей. Так, согласно данным статистики, в 1885 году в российских городах жили 11,6 млн человек. В 1914 году этот показатель — 23,2 млн человек, в 1956 году — 87 млн. В 2016 году уже 74,4% россиян проживали в городах. О создании комфортной среды в городах РФ, новых технологиях в развитии городского пространства, улучшении качества жизни на Дальнем Востоке и юге России корр. ИА SakhalinMedia (Москва) поговорил с Алексеем Крашенинниковым, профессором кафедры градостроительства МАРХИ. Отдельными темами разговора стали перенос столицы за Урал, "дальневосточный гектар" и необходимость создания велодорожек в России.

— Сегодня на всех уровнях власти запустились процессы по созданию комфортной городской среды. Как вы считаете, насколько они эффективны?

— Они, конечно, приносят результат. Например, идёт разработка и внедрение стандартов по благоустройству городов. Это хорошее подспорье, но такие стандарты не должны быть универсальны. Каждый город, а то и район, если речь о крупных поселениях, должен выработать собственные показатели. Собственно, это и предполагает Градостроительный кодекс РФ.

Ведь Россия очень большая и все города разные. В архитектуре есть представление о ландшафте и городской среде, том месте, где люди жили, учились, работали. Стандарты обязательно должны это учитывать.

— Как сегодня тестируется общественное пространство городов? Какие используются технологии?

— Если говорить о современных технологиях, то сегодня, например, используются спутниковые снимки и данные о владельцев смартфонов, которые помогают определить плотность и оживленность городских пространств. Проводятся голосования, в том числе онлайн, которые помогают понять, что нужно жителям того или иного района для улучшения жизни в городе.

Это эффективные инструменты, но для того чтобы понять большие массивы данных, нужна адекватная теория. То есть нужна концепция, которая объединяет все эти технологии. Как раз сейчас в МАРХИ мы разрабатываем такую теорию, она называется когнитивная урбанистика. Она объединяет в себе пространственные аспекты таких наук как психологии и социологии, и социальные аспекты географии и архитектуры. Общим знаменателем служат универсальные параметры количества людей и время их совместного пребывания в одном и том же месте. Существует три масштаба изучения и проектирования городской среды и разработаны методы натурных наблюдений, которые помогут разработать "конструктор" публичных пространств для каждого города.

Приведу пример. Допустим, нам необходимо построить город на Дальнем Востоке или Севере России. Мы смотрим, в первую очередь, на количество будущих жителей и на, то, что это за люди, чем они занимаются. Помимо того, что мы закладываем в будущий город необходимую инженерную инфраструктуру, мы должны учитывать специфику населения. То есть, одно дело, если в этом городе большинство жителей будут представители коренных народов Сибири, которые вели более и ли менее традиционный образ жизни, и совсем другое, если туда приедут специалисты из других регионов РФ для обслуживания Северного морского пути. Очевидно, что элементы городской среды в этом случае должны отличаться.

— Продолжая разговор о Дальнем Востоке, как вы считаете — что можно сделать для того, чтобы улучшить городскую среду в этом регионе? Ведь люди, которые переезжают оттуда в центральную часть РФ, называют одной из причин некомфортную городскую среду. Как урбанистика может помочь в решении этой проблемы?

— Это действительно непростая задача, для решения которой потребуется время. Но, тем не менее, она очень актуальна. Прежде всего, Дальний Восток должен развиваться вдоль транспортных коммуникационных линий, какой в своё время стал Транссиб. Очень важно выбрать правильные направления, от них и будет зависеть развитие региона.

А следующий этап – это развитие больших городов (Владивосток, Хабаровск, Комсомольск-на Амуре и других) и появление так называемых автономных городов. Это города, которые в состоянии самостоятельно обеспечивать почти все потребности населения, там есть всё необходимое для жизни. За счёт минимальных связей с внешним миром они могут находиться в самых труднодоступных местах и тяжелых климатических условиях.

— А как же традиции так называемой "дачной" жизни в России? Нужны ли на Дальнем Востоке фермерские хозяйства? Ведь неслучайно был принят закон "О дальневосточном гектаре"…

— Как раз такие гектары будут очень уместны рядом с крупными городами. Люди смогут проводить там свои отпуска и выходные. Это, как вы правильно заметили, часть наших традиций – уехать летом за город.

— Какие города на Дальнем Востоке перспективны с точки зрения развития комфортной городской среды?

— Все крупные города в этом регионе: Владивосток, Хабаровск, Петропавловск-Камчатский, Южно-Сахалинск и другие. Владивосток в первую очередь. Ведь когда число людей в агломерации приближается к миллиону, центральное ядро создает высокий уровень социальной привлекательности.

— А сможет ли Владивосток стать, например, вторым Сингапуром?

— Надо понимать, что Сингапур – это страна-государство, а Владивосток – это часть большой страны. Скорее, ему подойдёт путь развития такого города, как Нью-Йорк. Он тоже часть большой страны, деловой и интеллектуальный центр. Но если в Нью-Йорке со всеми пригородами живёт около 20 млн человек, то во Владивостоке пока один млн. А главный ресурс – это люди. Будут люди, будет и развитие города. Поэтому необходимо привлекать людей – повышать инвестиционную привлекательность, создавать условия для бизнеса, развивать инфраструктуру, транспорт и так далее.

— Не так давно глава наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов обратился к Владимиру Путину с идеей перенести столицу за Урал. Как вы оцениваете данную инициативу?

— На мой взгляд, оснований для этого нет. Скажу так: это возможно, но очень дорого. И встаёт вопрос: что тогда будет с Москвой? С одной стороны, комфортность города повысится, а производительность – уменьшится. Ведь численность населения напрямую влияет на его производительность, на ВВП. Ну а что касается Дальнего востока и Сибири –для переноса столицы и вообще необходимо привлекать людей и развивать регион.

— Давайте поговорим и другом регионе нашей страны – о юге. Краснодарский край, Ставрополье, это же отдельный мир со своими плюсами – климат, море, природа. Что необходимо сделать для развития комфортной городской среды там?

— Там, на мой взгляд, нужно развитие в направлении компактных зелёных городов. Улучшить городскую среду можно за счёт развития природного комплекса. Существуют современные приемы планировки территории и ландшафтной архитектуры, которые обеспечивают высокую живучесть растений, чтобы растения могли жить своей жизнью, не нуждались в дорогом уходе. Долгое время в этом регионе не обращали внимание на данный аспект, решались другие задачи. Но теперь с изменением климата вопрос об использовании дождевой воды и форматировании экологического каркаса городской теории становится всё актуальнее.

— Давайте вернёмся к теме благоустройства. Многие западные урбанисты считают, что улучшить пространство города можно создавая велодорожки. Неслучайно во многих городах Евросоюза создана огромная велосипедная сеть. Подобные проекты пытались реализовать и в России – в частности в Москве, однако до уровня западных стран довести не сумели. Что этому мешает?

— Я полностью согласен с мнением западных урбанистов. Более того, еще в 2013 году в МАРХИ мы разработали проект туристко-рекреационного каркаса Московской области и прилегающих к ней областей на основе как раз велодорожек. Так, человек может, сев на электровелосипед в со специальной навигацией в Голицыно проехать через Звенигород, Истру, Талдом и даже добраться до Владимира. По пути он увидит главные культурные достопримечательности, насладится природой, проедет вдоль лесных опушек, обновится отдохнуть в придорожном кафе. В итоге турист получит массу новых впечатлений, а местные жители работу и доход.

Для реализации этой концепции необходима правовая среда. Думаю, что речь может идти о рабочей группе в Госдуме, поскольку это охватывает десяток муниципальных образований, которые могут объединиться под эгидой субъекта РФ.

— Есть мнение, что комфортность городского пространства можно оценить тем, становятся ли центральные улицы местом "street fashion". Появляются ли на них модели, фотографируются ли девушки. Улица становится фактически театром, сценой. Как можно было бы благоустроить такие улицы в крупных городах России? И нужно ли это?

— Думаю, что в городе нужны декорации, они создают настроение праздника. Но здесь встаёт вопрос – нужно ли это местным жителям, как они к этому относятся? Например, в испанской Барселоне люди стали возражать против большого количества туристов и чрезмерной "украшенности" города. В общем, если коротко и не уходить в большую философию — нужен баланс, декорации не должны быть в избытке.

Я думаю, что самый идеальный вариант – когда инициатива в вопросах улучшения городской среды идёт непосредственно от людей, от жителей. В этом вопросе могут помочь городские сообщества, формальные и неформальные социальные инициативы. Эти движения надо поддерживать и помогать им в организации насыщенной городской жизни.

— Многие люди не понимают городского пространства, где они живут. Жизнь в одинаковых микрорайонах приводит к тому, что люди в большом городе не могут отличить одно место от другого. Приводит ли это к чувству фрустрации? Или городская среда никак не влияет на ее обитателей?

— Конечно, влияет, иначе не было бы такой профессии как градостроитель. В СССР было два способа оценки среды – насколько она функциональна и насколько эстетически привлекательна. Однако выяснилось, что этого недостаточно. Оказалось, что для создания комфортной городской среды, для организации социальных пространств важно, как я уже говорил, плотность и взаимодействие людей. Возьмите те же центры Стокгольма или Марселя.

— Можете порекомендовать книги по урбанистике, которые позволили бы лучше понять город?

— Могу сказать о книгах Кевина Линча "Образ города", Макса Вебера "Город". Также это книга Джефа Спека "Город для пешехода" и очень интересен Аллан Б. Джекобс "Великие улицы". Автор проехал по самым интересным улицам мира и написал о них. И я сам готовлю к публикации книгу о когнитивной урбанистике, надеюсь, в ближайшие годы она выйдет.

— Спасибо за беседу!

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я читаю вас

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia