Дикому лососю Сахалина угрожает закон "Об аквакультуре" - Дмитрий Лисицын

Владельцы рыбоводных заводов получают право бесконтрольно облавливать не только искусственные, но и естественные популяции, считает эколог
Экология

Некоторые нормы принятого Госдумой РФ закона "Об аквакультуре" угрожают дикому лососю на Сахалине. Владельцы рыбоводных заводов получают право практически бесконтрольно облавливать не только искусственно выращенные, но и естественные, дикие популяции. Такое мнение в беседе с корр. ИА SakhalinMedia высказал руководитель региональной общественной организации "Экологическая вахта Сахалина" Дмитрий Лисицын.

Напомним, что 21 июня 444 депутата нижней палаты российского парламента проголосовали за принятие закона "Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в третьем чтении. Сегодня, 26 июня, законопроект будет рассмотрен на очередном пленарном заседании Совета Федерации РФ.

Отметим, что согласно статье 8 закона "О рыболовстве" владельцы или арендаторы рыбоводных заводов, занимающихся пастбищной аквакультурой, получают право собственности на объекты аквакультуры (то есть рыбу) в соответствии с гражданским законодательством, договором пользования рыбоводным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности, и актом выпуска мальков – так называемое "право на промышленный возврат".

По мнению руководителя "Экологической вахты Сахалина" Дмитрия Лисицына, главная опасность этого положения закона состоит в том, что "право на промвозврат" приведет к серьезнейшей переэксплуатации диких популяций лососевых рыб.

- Момент по "праву на промышленный возврат" был камнем преткновения во время прохождения этого закона на протяжении ряда лет. В конце концов "лобби" владельцев рыбоводных заводов победило. И это может иметь тяжелые последствия, причем уже в ближайшем будущем, - отмечает эколог.

Проблема, по мнению Лисицына, заключается в том, что на сегодняшний день очень мало известно об эффективности рыбоводных заводов на Сахалине. Большинство исследований на эту тему, сделанных в конце прошлого века, сегодня многими учеными признаются не совсем корректными. Самый же объективный и признанный во всем мире способ оценить эффективность разведения лососей на каждом конкретном заводе – это отолитовое мечение мальков, чтобы затем оценить вклад завода в общий возврат лососей к родным берегам, подчеркнул собеседник агентства.

- У нас в Сахалинской области эта работа началась недавно, данных пока мало. На всех открытых мероприятиях СахНИРО мы постоянно задаем вопрос: "Сообщите, каковы же коэффициенты возврата рыбоводной продукции?" (то есть процент рыбы, выросшей из выпущенных мальков и вернувшейся обратно к своим заводам). И постоянно слышим в ответ, что пока еще данных очень мало, рано еще об этом говорить и прочее. Возникает вопрос - если вы не имеете точных данных о коэффициентах возврата, т.е. об эффективности работы завода, то как можно вообще говорить, что весь этот возврат принадлежит этому заводу? Нет никаких оснований так считать, - заявил Лисицын.

Однако некоторые данные все же есть – открытые презентации, опубликованные отчеты, недавние статьи показывают, что эффективность заводов гораздо ниже декларируемой и принимаемой за основу.

- Тем не менее, это не принимается во внимание. Мы смотрим на прогнозы, которые составляет СахНИРО и видим, что у них коэффициенты возврата берутся одинаковые – что для дикой, что для искусственно выращенной рыбы. Притом что возврат искусственной рыбы должен быть значительно ниже – это логично теоретически и подтверждается практическими исследованиями, - отметил руководитель "Эковахты Сахалина".

В качестве примера полного провала промысла, основанного на нынешней практике оценки эффективности рыбоводных заводов Дмитрий Лисицын привел ситуацию на юго-западе Сахалина в 2011 году.

- В 2011 году ожидаемый возврат дикой рыбы на реках юго-западного Сахалина был недостаточен для того, чтобы вообще организовывать промысел. То есть ожидалось, что рыбы вернется меньше, чем нужно для заполнения естественных нерестилищ. В таких случаях СахНИРО рекомендует не открывать промысел, причем это смелое решение, оно, как правило, вызывает бурю возмущения среди рыбопромышленников. Сейчас, к слову, такое происходит с заливом Анива, - рассказал эколог.

Но на юго-западе Сахалина есть два рыбозавода, которые выпускают молодь горбуши. Исходя из объемов молоди, которую они выпустили, и из заявленных коэффициентов возврата, таких же, как для дикой рыбы, СахНИРО рассчитал, что заводской рыбы должно вернуться более 1100 тонн. Для любого среднего предприятия это объем приличный, отмечает собеседник агентства.

- Поэтому в путину 2011 года было разрешено поймать эти 1100 тонн. Наука рекомендовала поставить несколько неводов в прибрежье, в районе устьев именно этих "заводских" рек. Однако комиссия по анадромным рыбам не прислушалась к рекомендациям и разрешила ставить сети по всему побережью – более 60 неводов. Рыбопромышленники заявили к вылову тогда 6 тысяч тонн. А поймали сколько? 54 тонны на всем побережье! И это с учетом того, что облавливали и дикие популяции. И если бы не было этой искусственно выращенной горбуши, то не было бы никаких оснований разрешать промысел, и дикая рыба могла бы свободно нереститься, восстанавливая популяцию, - подчеркнул Лисицын.

По информации эколога, для точного определения коэффициента возврата искусственной рыбы при пастбищном рыбоводстве во всем мире стремятся максимально разделить искусственный возврат и дикий возврат.

- Разделяют их следующим образом: прежде всего, используется эффект "хоуминга", то есть стремление лососей вернуться в те же места, где они появились на свет. Делается это так – максимально "отодвигают" друг от друга места естественного нереста (ската) и рыбоводные заводы. На Аляске, например, в последние годы закрылось немало заводов в на руслах больших рек. Вместо этого строятся заводы на удаленных островах, где естественного нереста практически нет. Рыбу там выпускают в море, она возвращается к тем же островам, где ее и вылавливают. То есть дикие и искусственные популяции смешиваются там минимально, - сообщил Лисицын.

Однако на Сахалине такое "разделение" имеет свою специфику, считает руководитель "Экологической вахты".

- Очень показателен прошлогодний пример – кета озера Тунайча. Там как раз ситуация более-менее благоприятная для разделения дикого и искусственного возврата. Рыбоводный завод находится на одной небольшой речке Ударница, выпускает малька в озеро, он уходит в море, а затем взрослой рыбой возвращается к той же реке. Казалось бы, все логично – вот он весь твой возврат и пришел к устью реки, вот здесь его и лови! Но ловят же ее не в устье этой реки – ловят на входе в озеро. И, соответственно, облавливают не только заводскую кету, но и всю дикую, нерестящуюся во множестве рек, впадающих в озеро Тунайча и находящуюся в депрессивном состоянии. Вроде бы очевидное нарушения, но все наши обращения игнорируют, - подытожил эколог.

Как ранее сообщало ИА SakhalinMedia, по мнению координатора морской программы WWF России Константина Згуровского, некоторые положения закона "Об аквакультуре" могут дать негативные экологические и экономические эффекты. Рыбодобытчики начнут строить в речных бассейнах рыбоводные заводы – но не для воспроизводства популяции лососевых рыб, а для увеличения собственной квоты на добычу, считает эксперт WWF.

Лососевые рыбоводные заводы на Сахалине стали "прикрытием" для хищнического лова лососевых рыб. При этом "доступ" к построенным на федеральные бюджетные средства предприятиям получают лишь четыре-пять компаний, монополизирующих отрасль. Такое мнение ранее высказывали участники "Союза рыбаков Сахалинской области", объединяющего предприятия малого и среднего бизнеса островного региона.

В своем письме главе Минсельхоза РФ Николаю Федорову участники "Союза рыбаков" отметили, что рыбная отрасль Сахалина и Курил оказалась в руках "избранных" компаний. Хищнический лов тихоокеанского лосося, который практикуют "рыбные короли", ставит вид на грань не только экономического, но и полного биологического уничтожения.

По мнению рыбаков, крупные компании – такие, как ЗАО "Гидрострой", 100% акций которого принадлежит сенатору от Сахалина Александру Верховскому – без стеснения используют для монополизации отрасли в регионе свой лоббистский потенциал и административный ресурс.

Согласно письму губернатору Сахалинской области, направленному еще в мае 2012 года, накануне путины, идея "выдавить" из рыбного бизнеса региона компании, не получившие доступ к рыбоводным заводам, принадлежала именно "рыбным королям" - ЗАО "Гидрострой", ЗАО "Пеленга", ЗАО "Сахалинлизингфлот" и ряду других.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia