Алексей Пак: Я наступил на горло тем, кто пилил бюджет

В интервью Министр здравоохранения Алексей Пак прокомментировал созданный вокруг него негативный «информационный шум»
Алексей Пак. Фото: пресс-служба министерства здравоохранения Сахалинской области

В эксклюзивном интервью для SakhalinMedia Алексей Пак рассказал о необходимости привлечения в Сахалинскую область высококлассных медицинских специалистов, поведал о своей роли в развитии регионального здравоохранения и объяснил, почему Сахалинская область пока проигрывает по медицине некоторым регионам Дальнего Востока. Но кроме этого, Алексей Пак прокомментировал созданный вокруг него негативный "информационный шум", слухи о том, что ему готовят замену, и рассказал о своих родственных связях с Сахалинской областью, сообщает ИА SakhalinMedia.

— Врио губернатора Сахалинской области Валерий Лимаренко заявил, что Сахалин должен стать "центром медицины", зарплаты врачей должны быть значительно увеличены, в больницах появятся высококвалифицированные специалисты. Как вы представляете себе воплощение этих планов в жизнь?

— В ближайшее время мы должны покрыть тот дефицит кадров, который имеется на территории Сахалинской области. В первую очередь это врачебные кадры. За счет увеличения единовременной выплаты, увеличения зарплаты. Естественно, желающих приехать на Сахалин появится больше. Почему? У нас, по крайней мере, будет возможность отбирать людей, брать лучших. Плюс мы планируем привлечь сюда топовых специалистов России и сделать им достойную зарплату от 300 тысяч и выше. Их, конечно, немного будет, может, 5 человек, но с их приездом удастся совершить прорыв, наконец можно будет приступить к таким операциям, которые здесь никогда не делали. Хотя имеются все возможности в техническом плане, есть оборудование, есть молодые специалисты. За счет этого будем повышать качество медицинских услуг и за счет тех манипуляций, которые мы сегодня не можем себе позволить потому, что просто нет таких специалистов.

— Как вы представляете свою личную роль в этих процессах?

— Моя роль в том, чтобы создать условия специалистам, чтобы они могли приезжать и осуществлять это. Вот приедет специалист высокого класса, в первую очередь, ему нужно соответствующее оборудование. Нужно создать условия, чтобы он мог комфортно жить здесь, обеспечить ему жилье. Он будет обучать, развивать наших специалистов, внедрять новые методики на территории Сахалинской области, ради которых мы вынуждены сегодня отправлять пациентов на материковую часть в ведущие медицинские центры России. Моя роль – создавать эти условия и способствовать развитию.

— Вы работали долгое время в Амурской области, на Сахалине. Знаете обстановку в других регионах Дальнего Востока. На каком уровне относительно других территорий Дальнего Востока сегодня медицина Сахалина?

— В техническом плане Сахалинская область оснащена на уровень выше многих регионов. В областном онкодиспансере, к примеру, имеется оборудование, какое не всегда найдешь в ведущих клиниках. Областное правительство подчеркивает,что здравоохранение – один из безусловных приоритетов развития региона. Благодаря этому выделяются средства на оборудование, на привлечение кадров. С этого года этому направлению будет уделено еще большее внимание. Пока что область очень нуждается в высококлассных специалистах… их у нас пока не так достаточно, как хотелось бы. Во Владивостоке, Хабаровске, Амурской области есть мединституты. Там достаточно профессуры, кандидатов, которые держат уровень своих институтов. У нас, к сожалению, отсутствует базовое медицинское учреждение – университет или академия. За счет этого мы проигрываем. Но у нас есть возможность предоставить условия для этих врачей, чтобы они приехали и развили у нас на территории Сахалинской области те методики и возможности в области здравоохранения, которыми мы сегодня не обладаем.

— Теперь несколько вопросов, касающихся определённого негативного информационного фона вокруг вас: В связи с приходом нового главы региона и его команды в информационном пространстве Сахалинской области распространяются слухи о том, что вам ищут замену. Знаете ли вы что-нибудь об этом? И правда ли это?

— Насчет замены – этот вопрос решать не мне. Скажут уйти, тому и быть. Я работаю не за страх, а за совесть. Не все решения даются легко. Часто приходится шевелить систему, которая стояла без движения десятилетиями. Как например, реорганизация гинекологии – переезд из разваливающегося здания, без должного оборудования в многопрофильное учреждение . Кому-то сложно поменять маршрут до работы, а кто-то останется без диагностики и лечения. Чью сторону в этом случае выбрать? Сложившиеся привычки менять трудней всего. Но надо думать наперед и уже сегодня создавать условия для завтрашней медицины. Я работаю министром два года, и за эту работу мне не стыдно. За два года смертность на территории Сахалинской области снизилась с 13,9 до 12,6 на 10 тысяч населения. Мы одними из лучших в РФ стали в плане смертности по сердечно-сосудистым заболеваниям, она у нас одна из самых низких. Для этого в корне пришлось менять порядок оказания медицинской помощи. Сейчас введены ежедневные совещания всех ЦРБ с региональным сосудистыми центром. Каждый тяжелый больной обсуждается консилиумом в режиме ВКС. Со старшими коллегами, специалистами регионального сосудистого центра отрабатывается тактика лечения, в случае необходимости принимаются меры по транспортировке в Южно-Сахалинск. Для этого усиливаем санавиацию – на островах без авитранспорта и высокопроходимых машин не обойтись. В этом году в РСЦ увеличатся площади и количество коек, что позволит еще больше повысить доступность специализированной и высокотехнологичной медицинской помощи. Еще один значимый показатель — младенческая смертность, за прошлый год показатель составил 2,4. Это в два раза ниже общероссийского, в первой пятерке по стране. Да, у нас остаются проблемы. Большая смертность по онкологии. Но по сравнению с тем, какой она была 3-5 лет назад, заметна тенденция к снижению. За 2018 год у нас пошла тенденция к снижению летальности от онкологических заболеваний. И по другим показателям тоже.

— Определенная часть сахалинской общественности, "кричащая в интернете", пытается продавить мысль о том, что вы чужой для Сахалинской области человек. При этом вы родом с Сахалина. Расскажите о своих родственных связях с регионом.

— Как в толковом словаре Даля, коренным считается тот, кто в третьем поколении в этой местности родился и вырос. У меня бабушка родилась на Сахалине при японцах, мама родилась при японцах, и я родился на Сахалине. В третьем поколении я коренной сахалинец. Вырос и закончил школу на Сахалине, уехал учиться в Благовещенск. Потом посвятил себя родному институту, закончил интернатуру, ординатуру, втянулся и 28 лет прожил в Амурской области. Так сложилось, что вернулся на Сахалин. И те знания, которые я получил в практическом здравоохранении, я пытаюсь внедрить здесь. Уже много чего сделали, но этот процесс за полгода-год не реализуется. Нужно достаточное количество времени, хотя бы от 3-5 лет. Тогда уже можно цыплят по осени считать. Поэтому когда мне начинают говорить, что вы пришлый, приехали… Я никогда не страдал всей этой ксенофобией, сепаратизмом островным, хоть я здесь и родился, знаю каждый уголок на Сахалине. Я никогда это во главу угла не ставил. Я сужу по людям и по их поступкам.

— Коснёмся социальных сетей. Там на вас льется много негатива. Это и перенос гинекологии, отдельные жалобы на врачей, что сразу проецируется на министерство в целом. С чем вы связываете этот поток негатива? Будто дана какая-то команда "фас!".

— Дело в некоторых непосредственных руководителях из медицинского сообщества, которые управляли больницами до моего прихода. За время моей работы я снял 11 главных врачей. Есть категория людей, которая использует работу в сугубо личных целях — там бездарного родственника пристроит, там премию выпишет в нескромных размерах. Представьте себе ситуацию, когда главврач начислял себе зарплату в полмиллиона ежемесячно, и при этом никто на это не обращал внимания. Он незаконно начислял себе заработную плату, как хотел распоряжался государственными средствами, при этом больница находилась в кредиторской задолженности. А у него, представьте, стоит компьютер "Apple" за 200 тысяч рублей. Зачем ты поставил такой дорогой компьютер? При этом всю корреспонденцию, отчетную работу ведет секретарь. А он говорит "А почему у меня должно быть хуже?". И при этом нет денег на зарплату. Построил себе спортзал, в который ходил он один. И таких моментов очень много. Я, конечно, приехал с материка, у меня глаз был незамылен. 11 главврачей я снял. Но я получил такую оппозицию в лице них, их родственников, друзей. Знаете, в геометрической прогрессии. Но за 2017 год министерство здравоохранения сэкономило 400 миллионов рублей. Это о чем-то говорит. И это даже не сэкономили, а просто не дали разворовать. И это только за год работы. Я пришел 4 октября 2016 года. В 2017 году (и это объективный факт, озвученный правительством на всю область) министерство здравоохранения сэкономило 400 миллионов рублей. Я просто-напросто наступил на горло тех товарищей, которые просто пилил бюджет.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia