До начала

Общество. 22 ноября 2017, 13:00
Михаил Слипенчук. Фото: Анна Огородник, UlanMedia
Курилы – русская земля

Михаил Слипенчук: Говорить о Курилах можно тогда, когда Япония признает российским Крым

Основатель и руководитель группы компаний «Метрополь» дал интервью японской журналистке

22 ноября 2017, SakhalinMedia. Основатель и руководитель группы компаний "Метрополь", экс-депутат Госдумы РФ от Бурятии Михаил Слипенчук дал интервью японскому изданию Japan Business Press. Он откровенно рассказал журналистке из Страны восходящего солнца А. Токуяма о том, чем живет сейчас "Метрополь", о планах и проектах компании. Поделился своим видением российско-японских отношений в свете предстоящих президентских выборов. ИА SakhalinMedia публикует только часть этого интервью, где говорится о Курильских островах.

Слипенчук: Немного о санкциях. Конечно, европейские и американские санкции оказали существенное влияние на стратегию, тактику и структуру экономики России. Я очень позитивно отношусь к правительству Японии, которое объявив санкции, тем не менее, сделав их мягкими по содержанию по отношению к России. Это подчеркивает, что японская сторона желает продолжить сотрудничество и улучшение отношений с Россией.
Работая депутатом Государственной думы, я на эту тему много говорил. Русские и японцы это, наверно, две такие исключительные нации, которые имеют такой сильный характер, чтобы за 70 лет не найти компромисса и не подписать мирный договор. Только русские и японцы так могут. Но рано или поздно все приходит в норму. Я думаю, что возможность для подписания мирного договора давно существует.

Но есть принципиальное противоречие между Россией и Японией – Курильские острова. Занимаясь этим вопросом, как политик, я пришел к выводу, что существует два совершенно разных взгляда на этот предмет. Мы видим историю по-своему, японцы видят по-своему. И эти взгляды не пересекаются. Мы просто по-разному смотрим на эту проблему. До тех пор, пока мы не начнем смотреть на этот предмет одинаково, решить этот вопрос будет невозможно. Поэтому то, что президент России Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ начали часто контактировать между собой и на уровне правительств, и по направлению военных ведомств, и по направлению министерств иностранных дел, и по межпарламентскому сотрудничеству. Все это приводит к тому, что мы начинаем чаще задавать вопросы и смотреть, в чем же разница наших взглядов. Нельзя, чтобы противоречие останавливало наше сотрудничество. Все же Россия и Япония – соседи, несмотря на то, что нас разделяет море. Я недавно был на Курилах и видел Японию достаточно близко. На меня это произвело сильное впечатление.

Корр.: Мой вопрос касается политической ситуации в Японии. Резких изменений не было, Абэ в очередной раз победил на выборах в верхнюю палату парламента Японии и продолжает курс сотрудничества с Россией. Я лично считаю, что это хорошо, потому что если будет другой лидер, могут быть изменения. А как Вы думаете?

Слипенчук: Мое мнение, что подписать мирный договор в настоящее мнение могут только исключительно два человека. Это Путин и Абэ. Потому что эти два человека имеют очень высокий рейтинг доверия в своих странах со стороны населения. При решении спорного вопроса по Курилам неизбежно каждый из них вынужден будет пойти на уступки. Потому что в полной мере как хочет Япония или как хочет Россия, не получится. Путин сказал в свое время, что нужно найти позицию "хикивакэ", то есть позицию, при которой обе стороны не теряют лица, но это не "ничья". Вот какой должен быть подход. Он достаточно сложен, реально сложен.

Если японским бизнесменам это интересно, то я объясню. Российская позиция четкая. Это результат Второй мировой войны. Войны, в которой Россия вышла победителем. И в этой войне погибло более 20 миллионов советских граждан. В каждой семье Советского Союза и России есть люди убитые, покалеченные и пострадавшие в этой войне. В человеческой памяти это живет очень глубоко, в памяти каждого русского человека. Сложилось такое мнение, что уступка Курил – это пересмотр итогов Второй мировой войны, и на это никто никогда не пойдет. У Японии другой подход. Японцы говорят, извините, мы капитулировали, а вы все равно продолжили завоевания и отняли у нас острова. Вторая тема: Япония не объявляла войну России, Советский Союз первый напал. Но это тоже спорный вопрос. У России был подписан договор о сотрудничестве с Китаем, а японские войска стояли в Маньчжурии. Тут много спорных моментов, к которым существует два разных подхода, и найти компромиссное решение очень сложно. Я надеюсь, что нашим двум лидерам удастся найти это решение или подготовить народ к этому. Когда это произойдет, никто не знает, сейчас или через какое-то время. Искать компромисс надо и нельзя стоять на месте.

Корр.: Вы уже несколько раз упомянули проблему Курил. Сейчас активно идет обсуждение совместной хозяйственной деятельности...

Слипенчук: Я думаю, Россия готова была бы к разговору о Курилах, если бы Япония признала российский Крым. Ведь история такая же, Крым был всегда русской землей.

Корр.: Да, но, к сожалению, мало кто знает об этом в Японии. Возвращаясь к вопросу о Курилах, Вы представляете себе свое участие в совместной хозяйственной деятельности на Курилах?

Слипенчук: Если позволит российское руководство и японское, то я конечно готов заняться этой работой. Наш представитель в Японии – Александр Тибулевич – не только представитель "Метрополя", он также представляет в Японии Торговую промышленную палату России и Ростуризм. Так что мы готовы с нашей стороны оказывать полное содействие японской стороне по всем направлениям, как туристическому, так и экономическому. Если надо, то и по политическому. Я до сих пор вхожу в группу по сотрудничеству с парламентом Японии в Госдуме, меня пригласили работать там в качестве эксперта.

Корр.: Пока что японская сторона очень осторожно относится к этому проекту. И с утилизацией мусора там тоже большая тема...

Слипенчук: Эта тема не является политической, и у Японии тут огромный опыт. Один человек производит один килограмм мусора в день. Соответственно 128 миллионов японцев производит ... Куда девать этот мусор? Вопрос. В России этот мусор закапывают, потому что большая территория. Получается, здесь закопали, потом перешли сюда, тут закопали. Но когда-то же это заканчивается. А в Японии такой возможности нет. Необходима утилизация.

Корр.: Вы уже говорили о Ростуризме. Офис Вашей компании представляет Ростуризм в Японии. Что конкретно уже делается?

Слипенчук: Мы показали Японии два крупных направления. Первое – это байкальское направление, очень интересное для японцев. Байкал – уникальное озеро и посещение его носит особый сакральный смысл для японцев, я знаю. А второе – это Арктика. То есть, это труднодоступные части России и Северный Полюс. Курилы мы пока не трогали. Но с точки зрения развития туризма, Курилы интересны в первую очередь для японцев. Для русских – это далековато. Я был на Курилах, и на Итурупе, и на Кунашире. На Хабомаи пока не был. Посмотрел и могу рассказать, что я там видел. Я видел горячие источники, горячие реки, и оставшиеся вырубленные в скалах ванны, Онсены. Когда японцы там были, они вырубали прямо в скале натуральные ванны, в них можно лежать, и ступеньки остались. Это интересно, я там купался. Я очень люблю японскую традиционную баню сенто. Я хотел в свое время даже в Москве открыть онсен, но пока не получилось.

Корр.: Это хорошая идея. А когда вы были на Итурупе?

Слипенчук: Я был летом. Ездил посмотреть, что там происходит. Раньше я там не был, но у меня мечта была побывать на Сахалине, на Курилах и на Камчатке. Мечтал 30 лет, и, наконец, мечта сбылась. Я служил в армии на Дальнем Востоке. И Японией я собственно первый раз начал заниматься, когда служил в армии в 1988 году. Служил я в Хабаровске инженером-синоптиком, офицером в авиации. Там я начал заниматься каратэ. Это было запрещено тогда. Даже сажали в тюрьму за это. Но на территории воинской части у нас был закрытый спортзал, где мы занимались каратэ. Он был закрыт от посещения гражданских лиц. Тогда я впервые узнал о кёкусинкай каратэ. И мечта узнать больше про Японию, побывать в Японии у меня с тех пор, с 22 лет. А сейчас мне 52 уже, 30 лет прошло.

Корр.: Интересно — каратэ повлияло на вашу жизнь. Так значит, Арктика и Байкал – это нетрадиционные направления туризма из Японии в Россию?

Слипенчук: Нет, это не традиционное. Традиционное – это Москва, Санкт-Петербург. Но с этим мы тоже помогаем. Но вот Байкал, Иркутск и Бурятия, Север и Арктика необычно и интересно.

Корр.: То есть вы предлагаете Японии новые возможности и направления?

Слипенчук: Да, но и традиционные тоже. И Москва и Санкт-Петербург. Наша туристическая дочерняя компания "Метрополь-экспресс" оказывает и эти услуги. Но, если необходимо, мы можем разработать туристический продукт по Курилам. Сейчас у компании есть два офиса в Москве и в Бурятии.

С более полным интервью можно ознакомиться по ссылке - ЗДЕСЬ.

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я читаю вас

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia